Размер шрифта: A A A Изображения: Включить Выключить Цвет сайта: Б Б Б Выход

  Александр Иванович Николаенко (род. 1934), таганрожец, на протяжении более 10 лет постоянно занимается поиском биографических подробностей о русском писателе Несторе Васильевиче Кукольнике (1809-1868), который последние годы прожил в Таганроге. Первоначально работы свелись к поискам могилы Кукольника, но когда ему стали известны подробности смерти Кукольника и совершенное спустя 60 лет надругание над его останкам и останками жены, начался подробный и планомерный поиск любых подробностей из жизни и творчества этого человека. Так Александр Иванович смог объективно увидеть и саму трагическую личность, и понять её трагичность.

К сожалению, в отечественной истории литературы и литературоведении кроме штампов типа «ложновеличавой школы», «ходульное величие», «кукольные комедии» ничего обнаружить не удалось. Более того, утверждалось, что в таганрогский период жизни Кукольник "литературной деятельностью не занимался» и умер «всеми забытый», хотя было очевидно, что это не так. В отличие от официального взгляда простой житель имеет свое мнение по поводу Кукольника. На первую статью А. Николаенко о Кукольнике получил более 30 ответов. Ему писали, звонили, присылали письма. Делились тем, что помнили, что знали, давали советы, высказывали замечания. Для провинциальной прессы это не мало. Появилось много добровольных и бескорыстных помощников.

Первым таким помощником можно назвать директора таганрогской библиотеки им. А.П.Чехова Нонну Николаевну Журавлеву. Её помощь на первых порах трудно переоценить. Достаточно сказать, что во время своих командировок в Петербург она заказала для задуманных исследований в РПБ более сотни копий различных публикаций, в первую очередь мемуарного характера. Но главное, что она сделала – положила начало работы над библиографией произведений Н.Кукольника и публикаций о нем. Особо нужно отметить сделанные ей описи рукописных материалов, хранящихся в архивах. Так была положена основа систематической и плановой работе, опираясь на результаты которой Николаенко продолжает вести исследования и сейчас.

Очевидно, что любое исследование по биографии личности должно так и начинаться, но не стоит забывать, что Александр Иванович по образованию инженер-механик, а не литературовед или культуролог.

Первое, что было сделано – это исследование всех доступных архивных материалов по месту захоронения Н.В.Кукольника. Работа в архивах (ГАРО, ТФ ГАРО, фонды Таганрогского музея-заповедника), позволили установить, что местом захоронения Н.Кукольника был район (ныне не существующий) той чащи рощи «Дубки», которая в 1968 году была застроена жилыми зданиями и цехами завода. На надгробной плите (по-видимому, чугунной), рисунок которой сохранился в фондах Таганрогского музея-заповедника была надпись: «Нестор Васильевич Кукольник. Родился 8-го сентября в 1809, умер 8 декабря 1868». Большие трудности встретилось при розыске изображения могилы. Вначале удалось его в музее Пушкинского дома, но откуда был взят этот рисунок, долго оставалось неясным. На хранящемся в Пушкинском доме рисунке написано, что он из коллекции Ф.Витберга. Более 5 лет ушло, пока в газете «Приазовский край» 1893 г. не обнаружился этот рисунок как иллюстрация к статье, опубликованной к 25 летию со дня смерти Кукольника.

Однако все это, хотя и давало представление о могиле, но не позволяло даже высказать предположение о её месте нахождения. Пришлось обратиться к воспоминаниям таганрожцев, кто видел эту могилу. Собрав ряд воспоминаний, а, также обобщив разысканные документы по местонахождению усадьбы Кукольника, была организована и выполнена следующая работа.

С согласия директора таганрогского бюро кадастра на схему города, где был похоронен Кукольник, была нанесена вся разысканная информация. В итоге была создана специальная схема (автор Литвинова), по которой теперь практически точно можно установить место нахождения могилы. Сегодня ни могила, ни само даже место её нахождения не сохранилось. В 1968 году при новом строительстве для завода «Красный Котельщик» была произведена планировка территории. Все, что от при этом образовалось, было вывезено как строительный мусор на свалку.

На месте могилы был построен цех, а фундамент цеха прошел как раз через могилу. Кукольник как бы предвидел это, когда в драме «Скопин-Шуйский» писал:
«В заглохшем поле
Под плакучей ивою
Без могилы гроб стоял,
Гроб незапертый.
Мертвеца в нем не было,
Тот мертвец погуливал,
по полю заглохшему,
под плакучей ивою».
Написано это было в 1835 году.

Чтобы было понятно, уточним, что в 1931году гуляющая в этом районе молодежь (а роща «Дубки» в советское время была объявлена местом отдыха и гуляния) наткнулась на могилу, раскопала её в поисках золота, и не найдя ничего кроме обручального кольца, и выкинула останки поэта и его жены из нее. Так останки провалялись здесь длительное время. Яма, образовавшаяся в итоге такого варварства, заросла лопухом, а останки эти куда-то исчезли….

А в 1995 году, через 127. лет после смерти, крыша того самого цеха, построенного на могиле рухнула. Правда, обошлось без человеческих жертв. Но после того как крышу восстановили, в 1997 году, она опять обрушилась. Площадь обрушившейся кровли в каждом случае составляла по 520 кв.м. Комментировать эти события не будем. Скажем только, что сегодня никого следа могилы нет. Цех не работает, здание его эксплуатируется. Стена, правда, стоит …

Также не сохранилось каких-либо схем или планов усадьбы Кукольника, не считая одной схемы, которая была составлена немецкими оккупантами в 1942 г. Они проводили опись городского недвижимого имущества для обложения населения налогом. Дом Кукольника, который в разное время посетили М.С.Щепкин, П.М.Третьяков, Г.Паустовский, С.Балухатый, А.Луначарский, и который пережил тяжелое военное время в 1968 году с остатками могилы (засыпанной зияющей ямы) был снесен. Никакой схемы или чертежей проектанты перед сносом не сделали. По крайней мере, разыскать их не удалось. Проектный институт находился в Харькове, а сегодня – это совсем другое государство.

Дальнейшие исследования по теме исследования проводились Николаенко параллельно по различным направлениям. Вот что удалось выявить в ходе их.

1. Составлена и уточнена по данным различных библиотек (Таганрога, Москвы, Ростова-на-Дону, Петербурга, Харькова, Нежина, Вильнюса, Краснодара) полная библиография работ Кукольника. К сожалению, не удалось качественно выполнить эту работу относительно статей Н.Кукольника в газетах. Выявлено, скажем, только 15 наименований статей в «Северной Пчеле», 2 статьи - в газете «Голос», несколько публикаций в «С.-Петербургских Ведомостях», отдельные публикации в провинциальной прессе («Воронежские ведомости», «Одесский вестник», «Донские областные ведомости», «Полицейский листок Таганрогского градоначальства» и др.)

2. Составлена и постоянно уточняется библиография публикаций (статьи, очерки, воспоминания и т.п.) о Н.Кукольнике. На сегодняшний день библиография эта составляет около 800 наименований, из них большинство в копиях собрано.

3. Иследованы книги, находившиеся в библиотеке Кукольника. Сегодня большая часть из них находится в таганрогских библиотеках, но выявлены случаи, когда отдельные экземпляры из предполагаемой библиотеки Кукольника встречаются в библиотеках Москвы, Петербурга, Харькова, Ростова-на-Дону.

Отдельно взяты на учёт все книги, имеющие дарственные надписи Кукольника и надписи лиц, подаривших ему свои книги (П.Кукольник, Г.Базили).

4. Обнаружена книга Кукольника «Гоф-юнкер», которая до сих пор считается нигде не опубликованной. Это газетная публикация в виде «Литературного приложения» к газете «Гражданин».

5. Собраны письма Кукольника и к нему, как опубликованные, так находящиеся в рукописных отделах. Всего таких писем сегодня найдено около 400, из них только 67 писем опубликовано (43 письма его и 24 к нему).

6. Составлена иконография Кукольника. Она насчитывает около 50 различных изображений, корпии с которых собраны. Кроме того, постоянно собираются различные фотографии изображений домов и других объектов недвижимости, связанной с именем Кукольника. Среди разысканных изображений Кукольника имеются довольно редкие, даже мало известные, рисунки, картины.

7. Составлена опись музыкальных произведений, написанных на слова Кукольника. Сегодня известно, что музыку на стихи Кукольника написали 27 композитов. Кроме того, Кукольник сам написал музыку к двум произведениям.

От статистики перейдем к конкретным фактам, уточненным в ходе исследований:

В сборнике «Поэты 1820-1830-х годов» (Л., 19721) опубликовано стихотворение «Есть имена…», которое, как сообщалось в комментариях, было обнаружено в посмертных бумагах Кукольника и впервые было напечатано в журнале «Баян» 1888 г. № 10, с. 95. .Николаенко удалось установить, что это стихотворение было напечатано за 50 лет до этой «первой» публикации. Называется оно «К Леноре». (см. журнал «Сын Отечества», 1837, т.183, отд.1, с.3). Стихотворения идентичны и отличаются всего лишь двумя словами.

В отделе рукописей Российской публичной библиотеки нашлось письмо Н.Рамазанова, друга поэта, в которой он описывает как снимал посмертную маску с умершего Гоголя. Письмо обнаружила в 1995 году Н. Журавлева. Полагая, что отечественное литературоведение знает об этом письме, мы не стали его публиковать, а лишь в 1999 году Николаенко упомянул о его существовании. 1 марта 2002 г. в газете «Таганрогская правда» письмо опубликовано полностью, но, несмотря на его важность, особенно в связи с распространяющими в последнее время слухами, что Гоголь не умер, а уснул летаргическим сном, никто не обратил на эту публикацию внимания. Исследователь Гоголя Ю.В.Манн в газете «Известия» 29 апреля 2002 г. опубликовал отрывок из этого письма со словами Рамазанову «… Невольно вспомнил завещание (в письмах к друзьям), где Гоголь говорит, чтобы не предавали тело его земле, пока не появятся в теле все признаки разложения. После снятия маски можно было вполне убедиться, что опасения Гоголя были напрасны; он не оживет, это не летаргия, но вечный непробудный сон..» Эта публикация Манна сегодня перепечатан рядом средств массовой информации, в том числе и украинскими и белорусскими СМИ.

Много слов потратило отечественное литературоведение на доказательство того, что Кукольник с самой юности отрицательно относился к А.С.Пушкину. Результаты поисков это не подтвердили. Удалось найти в архивах тетрадь Кукольника, датированную 1827 годом. В неё восемнадцатилетний Кукольник переписывал главы четвертую и пятую романа «Евгений Онегин», а динамика печатных отзывов Кукольника о Пушкине, собранная Николаенко, полностью отрицает все приводимые пушкиноведами доказательства

Вторым таким мифом, широко пропагандируемым отечественным литературоведением, но не подтверждающимся, является миф о вражде между Кукольником и Гоголем. В то же время, документы показывают, что в действительно все было не так. Гоголь даже был среди посетителей «богемы», которая собиралась в 1836-1841 года на квартире у Кукольника. Есть часто публикуемый рисунок Степанова, где на Вас прямо смотрит Гоголь, но ни одно из изданий, опубликовавших этот рисунок, имя Гоголя не упоминает.

Можно продолжать перечень подобных примеров. Сейчас, например, Николаенко работает над историей с пропавшими письмами Пушкина, которые хранились в архиве Кукольника и в 1893 году были проданы в Таганроге. С тех пор след их потерялся. Конечно, вести подобный поиск более 100 лет спустя, дело очень тяжелое, и, тем не менее, отдельные результаты уже получены. Российское пушкиноведение об этих письмах упорно молчит.

В одном провинциальном журнале (г.Артемовск, Украина, 1924) разыскана публикация со статьей педагога, преподававшего в детском доме, открытом по завещанию супругов Кукольник. Сегодня она у Николаенко есть. Большую помощь в этом поиске оказал бывший в то время Главою Донецкой области (Украина) В.Янукович и таганрогский мэр Шило С.И.

Вообще надо отметить, что помощь Николаенко в его поисках оказывают многие люди, к кому он обращается. Перечислять их всех нет возможности. Назовем только директора Русского музея В.Гусева, зав. отдела Третьяковской галереи Н.Л.Примак и бывшего секретаря Таганрогского ГК КПСС Таран А.И.

Благодаря усилиям исследователя на сохранившемся доме, в котором жил Кукольник в Таганроге, в 1999 (к 195 летию со дня рождения Н.Кукольника) была установлена мемориальная доска, единственная в России. Таганрогские городские власти ставили перед Петербургом вопрос об установке подобной доски на доме, где у Кукольника собиралась первая в России «богема», но получили вежливый отказ.

В 2009 году исполняется 200 лет со дня рождения Н.Кукольника. Два года назад Александр Иванович обратился к тогдашнему министру Культуры Швидкому с предложением провести ряд мер, посвященных этой дате. Министр Культуры не нашел нужным даже ответить. Этим Михаил Ефимович подтвердил, что действительно «жизнь прекрасна», ибо зачем отвечать на предложения провинциалов.

О подобных ситуациях еще в 1840 году писал Н.Кукольник: «Величайшие счастливицы, по моему мнению, скрываются в неизвестности: их не заметит взор милостивца, минует почесть, забывает или, лучше, не помнит потомство. Ничтожество спасло их от благодарности, славы и истории и схоронило без монументов и похвальных слов. Поступки их не были подчинены самовольной контроли крикунов, составляющих, от нечего делать, общественное мнение, как журналисты составляют моды картинками повременных изданий».

В 1998 году Николаенко выпустил книгу «Кукольник и Таганрог», а в 1999 году книгу «Н.Кукольник. Стихотворения», составителем и комментатором которых является он сам. Спонсором обеих изданий выступило ОАО «Таганрогский комбайновый завод», руководитель Е.А.Струков.

Николаенко неохотно печатают местные газеты. Поэтому, открывая его страничку, посвященную Кукольнику, городская библиотека предоставляет ему возможность знакомить желающих с результатом проделанное работы, которые ведутся им постоянно.

Создание сайта ® ЦГПБ имени А.П.Чехова, 2010
Разработка и создание сайта
Яндекс.Метрика